05.04.2020 День 9

Целый день учился, особо и рассказать нечего, ну кроме того, что кофейня замаскированная под булочную держится и мы этим нагло пользуемся. Вчерашняя история с задержанным собачником приобретает пикантные подробности: “Вчера на Патриарших прудах задержали Иисуса, который выгуливал Платона” (собаковода звали Иисус, а его собаку Платон, Надя, спасибо за вкусные подробности) Михаил Афанасьевич точно где-то прихуел от наших реалий.

Немножко поразглагольствую о том, почему кажется, что это все надолго. Все принятые меры не имеют обратного хода, сложно было принимать решения о вводе карантина, но еще сложнее его снять. Нельзя просто выйти и сказать: “Вирус закончился, все свободны, простите, что экономика сдохла”, все происходящее сопровождается такой истерией, таким новостным фоном о том как в США заканчиваются мешки для трупов, “невидимый враг не щадит никого”, штрафами, чрезвычайными мерами, что совершенно непонятно какое событие может поставить точку и стать отпирающим. Если объявить: “Пик прошел, система справится, идите работать”, логичный вопрос: “Вы же так долго говорили как это опасно, вы точно уверены, что во всей стране не осталось ни одного больного или вы готовы нами пожертвовать?”. Что-то я не могу представить ни одного мирового политика, который может взять на себя такую ответственность.

Очень долго все смакуют вирус, из всех телеков, приемников и интернетиков поток нагнетания до исступления, все прониклись “сидидома, спасай человечество”, это нельзя отменить. Еще интереснее с границами, допустим “мы победили”, а как дела вот у тех из-за кордона? Их когда можно пускать? Получается, что отпирающим событием может стать всеобщая вакцинация или волшебная пилюля, которая всех лечит, раньше ждать сильных послаблений можно только в локально закрытых областях. Как быстро такую штуку сделают – большой вопрос.

Ну и самое интересное – как мы будем реагировать на вирусы, которые придут после этого, от любого вируса кто-то да умирает. Вот моя бабушка пережившая войну всю свою жизнь говорила: “Главное, чтобы не было войны”, войны боиться моя мать, потому, что она всю жизнь росла с этой мыслью, а я в школе учился надевать противогаз на раненого спустя 50 лет после дня победы. Как-то не верится, что мы в какой-то момент просто выйдем и все забудем, теперь этот вирус с нами навсегда и как мы будем менять мир с этим страхом в сердце – ХЗ.